Архив

Государыня в полковом мундире

Некоторые увлечения давних предков возрождаются и вспыхивают с новой силой через много поколений.

  СЕЙЧАС, например, во всем мире принято ездить на сафари в Африку или Южную Америку. Наши соотечественники из числа сильных мира сего тоже охотно проводят досуг с ружьем в заповеднике — это занятие считается у нас модным и престижным. Между тем оно старо как мир. В петровские времена, например, охотой увлекались даже богатые дворянки. Впрочем, ни одна из них и в подметки не годилась дочери Петра Первого Елизавете, отцовской любимице. Она выезжала на охоту в мужской одежде, отлично держалась в седле, даже переходя на галоп, а когда начиналась травля дичи, пронзительно свистела, оглушая всех вокруг. Историк И. Зарин в книге «Царские развлечения и забавы за 300 лет» свидетельствует: «В августе 1747 года Елизавета застрелила в окрестностях Петергофа изумительного по величине медведя, шкура которого оказалась длиною в три целых и три четверти аршина (аршин — 71 см). В другой раз она убила лося высотою от копыт до загривка в два аршина шесть вершков (вершок — 4,4 см)». Цесаревна, кстати, поражала всех красотой. Испанский посланник герцог де Лириа в письме в Мадрид сообщал: «Принцесса Елизавета такая красавица, каких я редко видел. У нее удивительный цвет лица, прекрасные глаза и рот, превосходная шея и несравненный стан. Она высокого роста, чрезвычайно жива, хорошо танцует и отлично ездит верхом. Она не лишена ума, грациозна и очень кокетлива». Уже став царицей, Елизавета Петровна наряду с охотой очень увлекалась балами-маскарадами, и тут у нее просто не было соперниц. По нескольку раз за вечер она меняла костюмы и особенно любила наряжаться в мундиры. Нередко перед очередным балом она издавала приказ дамам нарядиться в мужскую одежду, а господам — в женскую. За первые полгода царствования она успела покрасоваться на балах в мундирах всех полков. Впрочем, и дамские наряды увлекали ее чрезвычайно. Доподлинно известно, что за годы царствования она ни разу не надела одно и то же платье дважды. Историки утверждают, что при пожаре 1753 года в московском дворце Елизаветы сгорело более четырех тысяч платьев. А после смерти императрицы в ее гардеробе осталось 15 тысяч платьев, два полных сундука шелковых чулок, более тысячи пар туфель и несметное число кусков тканей, выписанных из Франции. Императрица любила превращать день в ночь, а ночь в день. Балы обычно длились до пяти утра, и государыня никогда не покидала их раньше. А засыпать она любила под тихо журчащий говор старух-сказочниц. Была у Елизаветы одна странная слабость — она не переносила яблок и могла упасть в обморок от их аромата. Все придворные об этом знали и не смели есть яблоки перед встречей с императрицей. А еще она панически боялась покойников и даже издала указ, запрещающий катафалкам ездить мимо окон дворца. Однако самой главной ее причудой историки считают венчание с придворным певчим Григорием Разумовским, сыном простого казака. Впрочем, тайный супруг государыни оказался человеком деликатным и о состоявшемся венчании никому не говорил, а после ее смерти сжег выданный в церкви документ, «дабы спасти от несправедливых толков имя своей царственной супруги».