Архив

Юрий ДАНИЛОВ «ВЕДОМОСТИ»

Ледовая сказка Виктора Петренко

Олимпийский чемпион 1992 года: «А тут еще и тренеры сказали, чтобы я проверил, не валяются ли на льду шурупы...»

Знаменитый фигурист рассказал «ВЕДОМОСТЯМ», как его наставница не хотела становиться тещей, назвал причины скандальных историй Оксаны Баюл и поведал о том, как лишился водительских прав. Вспомнил Виктор Петренко и свою сенсационную осечку на Играх-1994, где подняться на пьедестал почета ему помешал фигурист из... Эстонии.

  (Окончание. Начало — в номере за 28 февраля)

  «ЕЙ КАЗАЛОСЬ, ЧТО Я ЛОВЕЛАС» — Виктор, едва ли не главную роль в вашей жизни сыграла тренер Галина Змиевская. Она не только привела вас к спортивным вершинам, но и стала вашей тещей. Интересно,  как вы познакомились с будущей женой? — Нину я помню с пяти–шести лет. Она часто присутствовала на тренировках, и все знали, что это дочка Змиевской. Правда, Нина фигурным катанием не занималась, ее страстью был балет. И вот однажды, перед чемпионатом мира в Токио, Галина Яковлевна взяла дочку на сборы в Хабаровск. Как-то выдался выходной день, Змиевская нам и говорит, мол, чего в гостинице сидите, сходили бы в музей, по городу прогулялись. Мы отправились в парк и тут — хоп! — я нашел три рубля. Прошли еще немного — и Нина поднимает с земли «пятерку». Это был, наверное, какой-то знак. Вскоре мы почувствовали интерес друг к другу, начали встречаться и вот уже почти 16 лет вместе. — А какова была реакция Галины Яковлевны, когда она узнала о вашем романе? — Почему-то многие уверены, что именно она организовала наш союз. Как раз нет! Змиевская была ярой противницей наших встреч, не верила в искренность моих чувств. Ей почему-то казалось, что я ловелас. — А что, были основания? — Видимо, да. Но я сумел доказать Галине Яковлевне, что у нас с Ниной настоящая любовь. Вскоре она дала добро на нашу свадьбу. «с баюл иногда видимся. случайно» — Виктор, вы много лет провели бок о бок с Оксаной Баюл, которая под руководством Змиевской произвела фурор на Олимпиаде-1994, а потом, расставшись с наставницей, превратилась в одну из главных героинь скандальной хроники... — Оксана росла на моих глазах. Галина Змиевская приняла Оксану в семью и относилась к ней, как к родной дочери — одевала, обувала, кормила... В общем, девочка не нуждалась ни в чем. Если бы не Галина Яковлевна, мир бы никогда не узнал, кто такая Баюл. Ведь на одном таланте далеко не поедешь, его нужно раскрыть. Например, как из алмаза делают бриллиант? Его гранят  до тех пор, пока он не примет нужную форму. То же самое делала и наш тренер. А то, что потом случилось с Оксаной... В двух словах я бы охарактеризовал это так: вседозволенность и безнаказанность. Птичка вылетела из родного гнезда и все у нее пошло кувырком. Где Баюл сейчас живет и чем занимается, я не знаю. Иногда мы случайно встречаемся на соревнованиях, но в принципе отношений не поддерживаем. — Сколько времени понадобилось Галине Яковлевне, чтобы воспитать первую в истории независимой Украины олимпийскую чемпионку? — Впервые она увидела Баюл в 1993 году на сборах в Днепропетровске. Оксана быстро каталась и очень много падала. Но Змиевская заметила в ней некоторую изюминку и огонь в глазах. Тогда Оксана жила в Днепропетровске, и  Галина Яковлевна поначалу не думала о сотрудничестве с ней. Но узнав о трагической судьбе Оксаны, совсем еще девчонкой потерявшей самых близких людей, наставница решила ей помочь. Позже Змиевская говорила, что когда ей рассказали историю Баюл, в ее душе словно все перевернулось. Вскоре Оксана перебралась к нам в Одессу. А в 1994-м стала олимпийской чемпионкой. «В ЛИЛЛЕХАММЕРЕ СЛУЧИЛОСЬ НЕПРЕДВИДЕННОЕ» — Виктор, вы участник трех Олимпиад. Поделитесь своими впечатлениями о каждой из них. — В 1988 году мне было всего 18, и все вокруг казалось необычным. Спортсмены живут в олимпийской деревне, вместе с тобой на ужин идут такие личности, которых раньше видел только по телевизору — Слава Фетисов, Игорь Ларионов... Смотрел на них открыв рот и находился в состоянии некой эйфории. Тогда я, кстати, не значился среди претендентов на призовые места. Руководство ставило передо мной задачу попасть в шестерку сильнейших. Но план удалось перевыполнить — занял третье место. Через четыре года, в Альбервилле, ощущения были совсем другими. Все ждали от меня «золота», в связи с чем я испытывал огромное напряжение. Давил еще и тот факт, что на предшествующих играм стартах мне никак не удавалось обыграть главного конкурента — канадца Курта Браунинга... — В Альбервилле, слава Богу, у вас это получилось. Но в то же время так сложилось, что вы представляли уже несуществующую державу. Ведь к 1992 году СССР уже фактически прекратил свое существование... — Олимпийский чемпион — это навсегда! Так что я чувствовал тогда себя абсолютно счастливым человеком. Хотя ощущение какой-то недосказанности присутствовало. Ведь мы приехали на турнир, как объединенная команда независимых государств, без своего флага, без гимна... При этом все мы уже понимали, что каждый из нас защищает честь отдельно взятой страны. Я, к примеру, хорошо запомнил, как после моей победы глава НОК Украины Валерий Борзов принес к нам в комнату сине-желтый флаг, тем самым дав понять, какой стране принадлежит эта медаль. В то же время в те дни в Верховной Раде никак не могли решить, посылать Виктору Петренко поздравительную телеграмму или нет... Словом, неразберихи хватало. Мы же, спортсмены России, Украины, Белоруссии, Казахстана и других бывших республик Советского Союза, по-прежнему считали себя единым целым, даже еще больше сплотились. Приведу такой пример: пошли поддержать хоккеистов в полуфинальной встрече против канадцев. Напряженная игра и в третьем периоде «объединенные», наконец, забивают гол. Нас было человек десять, но мы перекричали весь зал! — После Альбервилля в вашей карьере был еще и Лиллехаммер. Четвертое место на Олимпиаде-1994, наверное, считаете провалом? — На свою последнюю Олимпиаду я приехал спортсменом, прошедшим огонь и воду. Причем пребывал тогда в отличной форме, пожалуй, так хорошо, как в сезоне-1993/1994 не катался никогда, выиграв практически все турниры. Кроме, увы, олимпийского. Но в Лиллехаммере случилось непредвиденное. Я допустил две ошибки во время короткой программы, которую тремя неделями раньше, на чемпионате Европы, откатал буквально с закрытыми глазами, получив оценки 5,9 — 6,0. В чем причина? Позже, проанализировав события того дня (а дату я запомнил навсегда — 17 февраля 1994 года), легко нашел ответ. Каждый спортсмен имеет свои привычки, которым следует годами. Я, в частности, всегда за полторы-две минуты до окончания выступления своего предшественника выходил в зал, чтобы привыкнуть к свету, посмотреть в лица зрителей, словом, осмотреться. Потом, пока выступавшему передо мной фигуристу выставляли оценки, делал пару разминочных прыжков. Но в Лиллехаммере произошла накладка. У выехавшего уже на лед фигуриста из Эстонии возникли проблемы с коньком, который попросту развалился. Судьи позволили спортсмену привести форму в порядок, а затем откатать программу последним. А поскольку я значился под следующим порядковым номером, мне дали команду: «Выходи!» А тут еще и тренеры сказали, чтобы я на всякий случай проверил, не валяются ли шурупы на льду. Таким образом, мой привычный ритуал был нарушен. Быть может, на других соревнованиях все и обошлось бы. Но Олимпиада – турнир особый, здесь нужна полнейшая концентрация. Я испытания не выдержал. «сейЧас нахожусь в длительной командировке» — В принципе вам не стыдно за ту неудачу? — Более того, в Лиллехаммере я совершил поступок, после которого себя зауважал. Будучи на девятом месте, собрался, отлично откатал произвольную программу и вышел на четвертую позицию. Если честно, после короткой программы хотелось бросить все к чертовой матери и сняться с соревнований. Но я решил доказать себе, что могу в трудные моменты  не отпускать рук. — А что помешало принять правильное решение совсем недавно, когда с вами произошел неприятный эпизод на шоссе? Вы попали в аварию и имели проблемы с полицией... — Нужно просто правила соблюдать (смеется). Незнание законов не освобождает от ответственности. История произошла в гололед. Машину занесло и я врезался в дорожный знак. Дело обошлось без травм. Но считаю, что допустил ошибку, послушавшись своего адвоката, я не сдал сразу же тест на алкоголь. Был заслуженно наказан — меня лишили прав на шесть месяцев, после чего пришлось пройти новый учебный курс вождения. Такой вот урок на будущее. — Чем сейчас занимается ваш брат Владимир? — В свое время он выиграл юниорский чемпионат мира, но после травмы спины был вынужден закончить карьеру. В настоящее время Володя тоже живет в Америке и занимается тренерской деятельностью. — В какой части света сейчас находится ваш родной дом? — Одесса навсегда останется моим любимым городом. Тут я родился и вырос, получил путевку в жизнь. Так что, считаю, в данный момент, скорее, нахожусь в длительной командировке. Но в то же время не могу сказать, что в США мы испытываем какой-то дискомфорт. Большую часть времени с семьей проводим в Окленде, штат Нью-Джерси. Живем рядом с катком, так что до работы добираться удобно. Да и дочка в Америке чувствует себя неплохо. А для меня главное — чтобы близким было хорошо, семья для меня всегда остается на первом месте.


Свежие новости

16:58

В Украине может появиться орган, который будет формировать претензии к РФ

16:55

Климкин рассказал, что необходимо для расширения санкций за проведение "выборов" в ОРДЛО

16:53

Россия перед захватом кораблей Украины вела кампанию по дезинформации, - еврокомиссар

16:45

Денисова заявила, что Украина наняла всем пленным морякам адвокатов

16:38

Около 10 стран ЕС поддерживают санкции против РФ за агрессию в Керченском проливе, - журналист

16:35

В Пентагоне сообщили об отправке российских Ту-160 в Венесуэлу

16:34

Климкин на заседании Совета ЕС предложил возможные варианты санкций против России

16:23

Климкин: логика действий России - дестабилизировать украинский юг

16:20

Хант назвал неуместным решение суда ЕС о возможной отмене Brexit

16:18

В Краматорске коммунальщик напал на журналиста, который снимал укладку асфальта под дождем