Архив

Валентина АНТОНЮК доктор культурологии (специально для «ВЕДОМОСТЕЙ»)

Голос советской эпохи

В Ла Скала стажера из Украины называли великим баритоном

Девять дней назад ушел из жизни народный артист СССР Николай Кондратюк.

  Проникновенный, темброво богатый голос Николая Кондратюка в продолжение 60—90-х годов прошлого века плотно заполнял эфирное пространство. Мгновенную популярность артисту принес фильм-концерт из произведений композитора Александра Островского, среди которых — особо запомнившаяся песня «От любви моей до любви твоей» («Вьюга смешала землю с небом») на слова Льва Ошанина. Оперный певец, что называется, проснулся знаменитым: со всех концов необъятной страны хлынули письма и приглашения на гастроли. Жанр массовой песни как бы сам избрал Николая Кондратюка в качестве своего апологета. На Всесоюзном радио им были записаны знаменитые хиты «Я люблю тебя, жизнь», «Хотят ли русские войны», «Журавленок», «На безымянной высоте», «С чего начинается Родина», «Я жил в такие времена», «Журавли» («Мне кажется порою, что солдаты...») и многие другие песни, первым исполнителем которых был именно он. Певец объездил все города и веси СССР, а также побывал с концертами в сорока семи странах мира, с неизменным успехом пропагандируя не только классический репертуар, но и современную лирическую песню. Феномен его вокального творчества состоял также в интерпретации песен народов мира: в исключительной способности передать особый, подчас неуловимый в академическом исполнении, национальный колорит, содержащий в себе психоэмоциональную ауру этноса. Об этом свидетельствует и разнообразнейший репертуар Кондратюка в фондах Украинского и Всесоюзного  радио, где им записано свыше ста вокальных произведений разных жанров и национальных композиторских стилей. За романс «Что ты жадно глядишь на дорогу» в сопровождении Оркестра народных инструментов имени Осипова артист получил премию Всесоюзного радио «За лучшее исполнение русских народных песен». По словам Ираклия Андроникова, большого почитателя таланта певца, «когда мы вспоминаем песни, в которых мчатся необогнанные тройки, мы слышим голоса Обуховой, Гмыри, Кондратюка. Это песни о песне». На долю Николая Кондратюка, родившегося 5 мая 1931 года в Староконстантинове Хмельницкой области в семье военнослужащего, выпало трудное детство и эвакуация на Урал. Там он впервые услышал голос Тито Гобби по радиоприемнику, собранному собственноручно (мечтал стать вовсе не певцом, а радиоэлектронщиком). Разве знал тогда, что пройдет время, и они встретятся в Риме как коллеги. Тито Гобби, стареющий итальянский маэстро, похвалит молодого украинского певца за мастерство и голос, а также — за выбор репертуара (на том памятном концерте, состоявшемся в посольстве СССР, Кондратюк исполнил арию князя Игоря из одноименной оперы Бородина, арию Остапа из оперы «Тарас Бульба» и украинские народные песни). На стажировке в Италии Кондратюк восторженно рассказывал новым друзьям о прекрасном городе Киеве, могучей реке Днепр, на берегах которой живет пятьдесят миллионов украинцев. Итальянцы ему отвечали: «Слушай! Но это — большая страна! Как Франция!» И называли его по-приятельски: «Ты — великий русский баритон!» А он вспоминал годы службы в ансамбле Киевского военного округа, работу солистом знаменитого хора под руководством Григория Веревки, учебу в Киевской консерватории... Основы вокального мастерства, заложенные украинским профессором Александром Гродзинским, были высоко оценены в Италии: придя на свой первый урок в Ла Скала к маэстро Барра и Пьяцца, Николай Кондратюк с удивлением услышал, что в действительности уже владеет той самой эталонной манерой, которой приехал учиться. Поделился радостью в письме к своему учителю. Ответ не заставил долго ждать: Гродзинский сообщил, что это закономерно, ведь сам он является учеником итальянского маэстро Этторе Гандольфи, который в 1913—1923 годах был профессором Киевской консерватории, затем преподавал в Москве, Италии. Следовательно, в Ла Скала с Кондратюком учили вовсе не азы бельканто, а ведущие оперные партии его репертуара: Фигаро («Севильский цирюльник» Россини), Белькоре («Любовный напиток» Доницетти), Ренато, Риголетто, Граф ди Луна («Бал-маскарад», «Риголетто», «Трубадур» Дж. Верди). Молодой певец подружился с главным художником Ла Скала Бенуа, общался с директором театра Гирингелли. Живо интересовался организацией оперного производства, мысленно сравнивая его с Киевским театром, и прежде всего — в отношении репертуарной политики. Надеялся, что все тщательно изученное им в Италии будет внедрено в родном театре. Украину он не предавал даже в мыслях, несмотря на неоднократные соблазнительные предложения остаться работать за рубежом. ...Николай Кондратюк творил в то непростое время, когда не певец, а система определяла, кому, где и как лучше реализовывать свои умения. Выученные в Милане оперные партии в Киеве на итальянском языке ему спеть так и не пришлось. Это сейчас в Национальной опере все спектакли идут на языках оригинала. Однако в не столь отдаленные времена желание Кондратюка петь в столичной опере партии Фигаро и Риголетто на итальянском языке закончилось въедливым фельетоном о «доморощенных итальянцах». Мечтой осталось и осуществление театральных реформ. Певец молча и мужественно переживал, как он сам говорил, внутренний кризис, и после десяти лет на первый взгляд вполне успешной работы в опере неожиданно для всех перешел на концертную эстраду. Певец сознательно избрал этот нелегкий путь, на котором получил высшее профессиональное признание, звание народного артиста и Государственную премию имени Шевченко. В дальнейшем он — солист Киевской филармонии и гастрольной организации «Укрконцерт», деятельный председатель Музыкально-хорового общества Украины, депутат Верховного Совета УССР, а в 1975—1983 годах — ректор Киевской консерватории, где также заведовал кафедрой оперной подготовки. Концепцию оперных постановок на языке оригинала маэстро воплотил в Оперной студии вверенной ему Киевской консерватории, начав с «Дейдамии» Генделя — совместного проекта с Лейпцигской Высшей школой музыки. Находилось время и для собственного вокального творчества. Меломаны старшего поколения хорошо помнят его блестящие сольные концерты в Киевской и Ленинградской филармониях, Большом зале имени Чайковского в Москве. Его одухотворенное, певчески-совершенное исполнение с годами становилось все выразительнее и неизменно вызывало вопрос: «Почему обладатель такого роскошного голоса не поет в опере!?» Ответом на него был огромный концертный репертуар, состоящий из самых сложных разностилевых оперных арий для лирико-драматического баритона и высокого баса, технические трудности которых артист преодолевал легко и свободно. Профессор, еще до недавнего времени — заведующий кафедрой сольного пения Национальной музыкальной академии Украины имени Чайковского, Николай Кондратьевич Кондратюк был действительным членом Международной педагогической академии, а также единственным в Украине лауреатом Большой золотой медали имени Яна Амоса Коменского. За четыре десятилетия вокально-преподавательской деятельности Николай Кондратьевич взрастил не одно поколение отличных певцов. Среди его учеников — солисты Национальной оперы, лауреаты международных конкурсов Оксана Дыка, Василий Колибабюк, известные камерно-концертные исполнители — заслуженные артисты Украины Валентина Антонюк, Людмила Давымука, Виталий Карпось, Владимир Чернодуб, многочисленные украинские оперные певцы, работающие за рубежом. В течение всей своей активной творческой деятельности Николай Кондратюк сотрудничал с композиторами-современниками, дав путевку в жизнь их многочисленным вокальным произведениям, несущим на себе печать его исполнительской харизмы, создав таким образом «табу» для других исполнителей. Упомянутую «Песню любви» Островского так больше никто и не спел. В последнее время чаще передают по радио оперные шедевры в исполнении Николая Кондратюка. Пластинки, записанные им в середине 1960 годов на фирме «Мелодия», мгновенно исчезали из музыкальных магазинов и в настоящее время являются большой редкостью. Такой же была и судьба единственного диска-гиганта с украинскими народными песнями и произведениями современных композиторов, а также СD «На долинi туман». ...Вокальное искусство продолжает синтезировать разрозненный художественный опыт в высшую сферу абсолютной певческой красоты. Этот процесс — избирательный и неуправляемый извне: в памяти поколений, на скрижалях истории остаются имена и голоса лишь самых ярких певческих личностей. Из своего уютного сельского дома, что на полпути от Киева к Чернобылю, Николай Кондратьевич до последних мгновений своей жизни с неослабевающим интересом следил за стремительным потоком музыкальных событий нового века: искусство — вечно...